Четверг, 15 Ноября 2018, 17:21


Главная
КРИ "Легенда"
Когда легенды оживают
| RSS  
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Screаmer  
Форум КРИ "Легенда" » Творчество » По играм » Чикаго
Чикаго
ScreаmerДата: Суббота, 04 Апреля 2009, 22:16 | Сообщение # 1
Администратор сайта
Группа: Руководящий состав Клуба.
Сообщений: 39
Награды: 1
Репутация: 6
Статус: Offline
Работы по данжену Корсара - Чикаго:
Лихой таксист, Невеста, Пышногрудая официантка, Высокий негр в модной шляпе. Погони, перестрелки, таинственные убийства. Верные соратники и продажные полицейские. Каждый вторник. Не пропусти рождение самого могущественного клана Чикаго.


Делая шаг вперед - убедись не ведет ли дорога назад!
 
AnkouДата: Суббота, 04 Апреля 2009, 22:21 | Сообщение # 2
IV
Группа: Член клуба.
Сообщений: 111
Награды: 1
Репутация: 5
Статус: Offline
xDDDD А почему самое великое творение - тобишь описание данжена не выложено?))


Все я ухожу. Бог - ты остаешься за главного, не забудь в конце выключить свет.
------------------
Беги пока не поздно, беги не оглядываясь, беги сломя голову, глупец ты не понимаешь в какие черные дела ты суешь свой нос ......
 
AnkouДата: Суббота, 04 Апреля 2009, 22:22 | Сообщение # 3
IV
Группа: Член клуба.
Сообщений: 111
Награды: 1
Репутация: 5
Статус: Offline
Таксист

День близился к концу, укрывая мое бедное Чикаго золотистым сиянием заходящего солнца. Таких цветов вы здесь больше нигде не увидите, уважаемые господа, и возможно это окажется самым прекрасным моментом в моем рассказе, если конечно вы не благоговеете от вида голодранца, гоняющегося за бездомной дворнягой в попытке насытить свой истощенный организм. Но я так не думаю, ведь такие приличные господа, без условно способны трезво мыслить и во время традиционного five o clock whisky and tea. О, не смущайтесь. Я никому не скажу. И так… Наверно это началось в тот день, когда розовые струйки заката заползли, преодолевая слои пыли и грязевых разводов, благородно оставленных мне прежним хозяином на окнах, старые прожженные в трех местах, привезенной моим покойным дядюшкой с далекой Кубы ароматной сигарой, шторы, в мою скромную обитель, настойчиво стучась сквозь веки, в мои замутненные кокаином глаза. О, нет, я не наркоман. Лишь в тот день я позволил себе радость встречи с моим другом Честером, мне крайне нужен был его совет, ну а поскольку Честер обитает лишь в Neverland, я решил, что самый короткий путь, стоит риска. Хотя я отвлекся, про то, что мне нужно было в стране грез – совсем другая история. Моя же, как вы уже имели честь догадаться, происходила в Чикаго.

- Лу – Мистер Торинсон, пожевывая дешевый и паршивый табак, как обычно походил на гориллу, - Сынок, послушай меня. Послушай очень внимательно. Ты же не хочешь потерять работу?
Не думаю, что это был вопрос, обычно такие слова из уст мистера Торинсона, не воспринимались иначе как угроза. Угроза явная, но при этом довольно этичная, ведь в ней не прозвучало слово «оторву».
- Ты всегда был у меня на хорошем счету – нагло врала горилла, ибо не раз мне приходилось слышать обратные слова, - На. Вот возьми доллар. Ты ведь хорошо знаешь таксиста Пьера?
Я нервно сжал зубы. Таксиста Пьера я не знал. Но часто слышал. Точнее я слышал, что периодически его «недовольные» пассажиры любят выходить на полном ходу. Слышал и то, что он живет в комнате лишь потому, что прежний хозяин случайно упал с лестницы и сломал себе руку. И шею. А еще я часто слышал крики с его квартиры. Но я всегда честно считал, что это проказни злых духов, о чем ему неоднократно заявлял при, упаси боже, личных встречах. Единственное хорошее, что я могу сказать о Пьере, так это то, что он мой сосед.
- Пьер должен мне 12 долларов, две недели назад он заказал распечатку объявлений об извозе. – Лицо Торинсона расплылось в зловещей ухмылке, выражающей радость от возможности натравить на своего работника маньяка в клетчатой кепке – Будь любезен, занеси мне вечером его долг. Ты ведь живешь по соседству. Хотя нет. Лучше утром. Да. Завтра утром. Заодно и получишь следующее поручение. Ой, а что это у нас с лицом?
Мне не раз приходилось раздумывать, что же все-таки лучше – тихонько умереть с голоду, или больно погибнуть, пытаясь с голода не умереть. Но во мне все же жила и бурлила кровь предков. Кровь тех, кто не остановится в погоне за антилопой встретив на дороге леопарда. Поэтому не останавливался и я, шумно шоркая истертой подошвой по улочкам Вест Инда, навстречу своей антилопе. В смутной надежде, на то, что от нее мне достанутся хотя бы копыта. Улицы, как и обычно, в это время, были переполнены разномастной толпой, впрочем, разномастной лишь на первый взгляд, потому как общего у них было гораздо больше, чем различий. Они все не стеснялись в выражениях, они все недосыпали, они все ругали правительство и полицию, они все были эмигранты. Они все нуждались в деньгах. Именно поэтому у всех них был одинаковый взгляд. Злой и голодный. Презрительный и жалкий. В Вест Инде все было таким. Я здесь родился и не видел другого мира, но мне страшно представить, что те места откуда они все бежали, стирая, свои корни, были еще хуже. Потому что, если «там» хуже, то куда мне бежать от сюда? Я очень спешил, ведь, буквально через полчаса мне нужно было быть у Аллистонов. Пожалуй, Аллистоны предоставляли мне самую приятную и легкую работу. Это пожилая пара, за свой век (по крайней мере, я думаю, что век) нажила не малое состояние. Мой друг Джим, окончивший школу, а поэтому слывший человеком мощного и искрящегося энергией интеллекта, обзывал это словом «фантерзигоническое» состояние. А мы в его словах сомневаться не привыкли. Что же до Аллистонов, то они не привыкли себе не в чем отказывать, кроме того, были ценителями прекрасного, поэтому я получил вакантную должность – выгуливать их дога. Как и все ценители стиля и моды эти старики были убеждены, что их песик будет чудесно смотреться, если его будет выгуливать высокий негр в строгом костюме. Так, что я, дитя двадцатого века, надежда будущих поколений и двигатель прогресса, пока выступал лишь в роли украшения для собаки. Которой, к слову, было абсолютно плевать, как она смотрится, лишь бы в миске была традиционная косточка. И в этом мы с догом были абсолютно схожи. Мы медленно и торжественно проходили сквозь лабиринты живых изгородей, так и искрящих зеленью, после запыленных и грязных улочек Вест Инда, что первое время меня одолевало желание ограничить или возможно даже вовсе исключить потребление grass, ибо мои сомнения относительно того, в какой плоскости я нахожусь резко конкурировали с природным свойством человека перемещаться на двух конечностях. В общем, изрядно «побледнев», ведомый своим четвероногим, а потому и более уверенным спутником, через краткий промежуток времени я преодолел мини-модель эдема, которая хозяевами именовалась садом. Далее прогулка проходила гладко, если не сказать скучно. Мы без восхищения миновали архитектурные изыски, не удостоив вниманием ни резные колоны стиля рококо, ни мраморные вазы, ни накаченных атлетов служивших охранной покоя Аллистонов. Впрочем, глядя на одного из представителей данной касты я отметил его внушительный face. О! Такое лицо было достойно украшать афиши и рекламные вывески. Хотя, по моему скромному мнению, в клетке оно бы смотрелось гораздо эффектней. Передав, счастливую после долгой прогулки, псину, тут же с радостью умчавшуюся насыщать свое брюхо бульоном с фрикадельками, дворецкому, я получил причитающиеся мне семьдесят центов и с чувством прекрасно выполненной работы вынужден был отправиться домой.
День близился к концу и жизнь города с улиц и бульваров, скверов и площадей плавно перетекала в подворотни и дворы. Как вы думаете, почему старушки вечером вместо привычного сплетничества на улице, вдруг обретают ангельскую форму и принимаются вязать? Те старушки, которых не пугает залежавшаяся на прилавках рыба, которых никогда не смутит вид свиной головы ловко подбрасываемой толстым торговцем, которые, казалось бы, прорвутся сквозь любое столпотворение. Да, даже они пасуют перед ночным Чикаго. Даже они предпочитают не рисковать лишний раз и выносят мусор утром, а то и просто вываливают через окно, минуя неприятную возможность оказаться на улице ночного Чикаго. Ночью у Чикаго свои законы. Точнее иное отсутствие законов, нежели днем. Я был почти у дома, когда любимый город счел необходимым напомнить, своему юному сыну о своих правилах. В затылок мне врезалось что-то тяжелое, но гладкое, ибо имело счастье не застрять в моем многострадальном черепе, а продолжило движение навстречу светящему сказочным светом лунному диску. Падение на холодную мостовую, напомнило, о том, что я еще жив, удар о кладку прорвал кожу, и вскоре щека запылала жаром возвестив об открывшемся кровотечении. Колотившие, по ребрам, голове рукам, снова ребрам, ноги наверняка были обуты в дешевую обувку от Френчи. Крики ярости и злости. Кровь, перемешанная с пылью больно попадала в глаза, слепя и не давая шанса укрыться от дикого напора ударов. Они кричали, что мне здесь не место, как будто сами только и мечтали здесь жить, их тяжелые удары проходили сквозь тонкую ткань, оставляя на теле расплывчатые гематомы. Чувствовал ли я тогда страх? Не помню. На первом месте была боль. На втором досада. Досада от того, что я наверняка останусь жив, досада от того, что я так и останусь «черным», а значит и вновь повторится подобное. Яростный напор внезапно оборвался. Я не мог упустить такой шанс. Превознимогая боль, я сумел найти силы приподняться, плечом стерев с глаз застилающую их влагу. Мимо меня на землю пролетел типичный представитель местного хулиганья, отличавшийся впрочем, расквашенной физиономией, которую по сути, и видно то толком не было из-за прекрасной работы неизвестного членовредителя. Шумно обрушившись в двух метрах от меня, он выпустил из рук биту, которая видимо и имела честь недавно познакомиться с моей макушкой. Я времени терять не стал. Стремительным рывком поднявшись на ноги, не без труда завладел чудесным спорт-инвинтарем, с помощью которого тут же наказал его бывшего владельца градом ударов. Я не жалел ни его кости, ни его ни его зубы, не обращая ни малейшего внимания на его всхрипы, возвещающие видимо о капитуляции. Остальные обидчики толпились неподалеку, пытаясь дать отпор некому силуэту в стареньком пиджаке в полоску. Подобное редко где можно было увидеть, поочередно, а то и вне очереди, благодаря неуловимым движениям «пиджака» хулиганы падали, держась за поврежденные части тела. Вернее даже не падали. Отскакивали. Я же движимый досадой и обидой, незамедлительно обрабатывал их новоприобретенным орудием насилия.
- Очень хорошо, что ты их нашел – протянул мне руку «пиджачный» после недолгой расправой над оставшимися силами сопротивления – Меня зовут Пьер. Ха! Долго же я за ними гонялся.
- Лу – я ответно пожал руку Пьеру, невольно переведя взгляд от «найденных» мной обидчиков к его простому лицу – Лу Мамба. Я ваш сосед.
Не сказать, что Пьер в чем-то был особенный. Обыденное лицо, короткая стрижка, черные волосы – по внешности и не скажешь, что он француз. Но его глаза выражали силу и уверенность, я не сомневался, что своим взглядом он не уступает самим донам, славившимся жесткостью нрава и непоколебимостью чувств.
- Развелось мрази – обшаривая карманы лежавших хулиганов, пояснил таксист – Совсем страх потеряли. Как звери, ходят стаями и считают, что все им принадлежит. Понимаешь? Все! Кошельки прохожих, магазины, улицы, город. Понимаешь? Считают твари, что их это город. Хрен! Вот и эти уроды у меня колпаки скрутили. Понимаешь? Не потому что нужны они им, так ради забавы. Ыыыы. Позабавились?
- Тебя они это… тоже, кстати, ради забавы – положив мне руку на плечо продолжал Пьер. – Спасибо – нахмуренно ковыряя битой мостовую, не к слову пробормотал я.
- Забрали чего? – словно помощник шерифа поинтересовался таксист. – Или так, за идею?
- Говорили, что за идею.
- Хех, говорили. Ладно, у тебя вся рожа в крови. За мной идем.
- Живешь, то далеко? – спросил Пьер, поднимаясь по лестнице, не забывая благим матом крыть тех, кто выкручивает в подъездах лампочки, и грозясь непременно засунуть эти самые лампочки негодяям прямиком в derrière.
- Я ваш сосед – снова повторил я, гадая, мог ли видеть Пьер, меня за лампочкокрадством. Судя по отсутствию их в моей пятой точке, я пришел к выводу, что все же не видел.
Жилище Пьера не представляло ничего особенного. Не большая комнатушка, освещаемая помимо люстры двумя светильниками, старенький диван некогда, видимо являвшийся лавкой из южного сквера, низенький холодильник, трещавший так будто это и являлось его основной задачей, стол и два стула. Вернее один из них точно был стулом, а второй, по сути, ящик с обивкой, только ревностно претендовал на это звание.
- Понимаешь, нет в этом городе власти. Каждый из тех, кто сидит наверху думает: «У меня есть власть», а сам вынужден продаваться. Понимаешь? За бумажки готов что-то делать, а не потому, что это кому-то нужно. Или из страха. Но боится лишь быдло. Ты боишься?
- Боюсь – честно ответил я, пытаясь обработать рану настойкой йода.
- Зря – казалось, обиделся Пьер. – Нечего тут бояться. Боишься чего? Что жизни лишишься? Да, que diable, ее бояться – все сдохнем. Боишься, что жить хуже будешь? Да ты и так в дерьме поуши! Слушай меня парень – бояться нам нельзя. Не здесь. Иначе дети наши тоже бояться будут. А значит, и их дети боятся будут. Ты этого, noiraud, хочешь?
- Пьер – с неохотой начал я, пропустив мимо ушей обидное noiraud, но мне ведь когда-нибудь надо было это сказать, а его лекция по поводу извечного страха нижних слоев населения, видимо возымела на меня некоторое действие. – Пьер, я работаю у мистера Торинсона.
Француз опасно прищурился. Прищурился дико и презрительно, но уже буквально через мгновение сумел овладеть собой.
- И что? Я тоже у него работаю – уже более холодным голосом произнес он. – Это хорошо. Хорошо, что ты сказал «у него», а не «на него». Это многое значит, хоть ты наверно и не придаешь этому значения. Возможно, ты не лижешь его толстую волосатую задницу, как эти десятки прихвостней. А зачем ты мне это сказал?
- Мне было велено… то есть поручено… - я совершенно запутался, как стоит вести беседу с придирчивым таксистом-аналитиком, и поэтому решил пойти самым простым путем. А именно говорить то, что думаю – Горилла хочет, что бы я принес ему твой долг.
Гортанный смех Пьера окончательно выбил меня из колеи.
- Власть. Власть невозможна без порядка – продолжал хохотать таксист. - А здесь, как сказал один поэт «порядок такой же, как в охваченном пожаром борделе». Все носятся сломя голову и никто ничерта не понимает. Вот и ты не чего не понимаешь. Твоя… кхм, горилла сама мне должна кучу денег. Ты знаешь, сколько он на мне греб? Да он за одну ночь на мне наворачивал больше чем ты за год зарабатываешь! А я… Я отказался быть его кормушкой. Вот и тебя он послал, в напоминание, что ж это волосатое пугало меня порядком достало. Тебе я советую забыть про него. Работая с такой сволочью добра, не жди.
Утром, выпив в известной кафешке чашечку дерьмового кофе, я долго сидел за столиком не решаясь отправиться к мистеру Торинсону. Меня гложили страх и сомнения, поэтому я вновь и вновь прокручивал в голове возможные варианты разговора. Эээ… извините, мистер Торинсон, я понимаю, что подвел вас… Ах, ты горилла необтесанная, засунь себе в зад этот доллар… Excusez-moi je comprends mal en englais… Я пытался, но посмотрите, что он со мной сделал!... Его не было дома…
Так или иначе, решив, что опоздание лишь усугубит ситуацию, допив остатки экспрессо и на всякий случай заглянув на расположение гущицы, всякое ведь бывает, я на удивление бодрым шагом двинулся в логово старой гориллы. Уже буквально подходя на место взору моему предстала картина удивившая меня до крайности и еще больше напугавшая. Две детины, явно в питании себе не отказывающие, что было заметно по в высшей степени обделенным интеллектом лицам, весьма грубый, если не сказать изощрено-жестоким образом обрабатывали гиреподобными кулаками некую личность в полосатом пиджаке. Конечно мой мозг тут же вступил в конфронтацию с глазами и заявил, что будь это таксист, он бы себя в обиду не дал. Но глаза настаивали на обратном. Не знаю, что тогда со мной стало. Взыграла ли злость? Или усталость и желание быстрого конца. Камень четко прилетел в висок одному из верзил, выкрошив кость. Второй бросился за мной, но был недостаточно ловок. Споткнулся. Что на меня нашло? Два черных пальца погрузились в глазницах мордоворота, а я стоял и боялся пошевелиться, лишь слыша над ухом шепот таксиста: «Молодец парень. Но сейчас нам придется сложно. Сейчас мы оба повязаны кровью». Тошнота резко подскочила к горлу, и тьма накрыла меня своим плотным одеялом.



Все я ухожу. Бог - ты остаешься за главного, не забудь в конце выключить свет.
------------------
Беги пока не поздно, беги не оглядываясь, беги сломя голову, глупец ты не понимаешь в какие черные дела ты суешь свой нос ......
 
ScreаmerДата: Суббота, 04 Апреля 2009, 22:39 | Сообщение # 4
Администратор сайта
Группа: Руководящий состав Клуба.
Сообщений: 39
Награды: 1
Репутация: 6
Статус: Offline
В продолжение темы первая иллюстрация smile Всё тот же самый таксист smile
Прикрепления: 0301508.jpg(47.3 Kb)


Делая шаг вперед - убедись не ведет ли дорога назад!
 
AnkouДата: Суббота, 04 Апреля 2009, 22:43 | Сообщение # 5
IV
Группа: Член клуба.
Сообщений: 111
Награды: 1
Репутация: 5
Статус: Offline
ааааааааа) жжж... круть))


Все я ухожу. Бог - ты остаешься за главного, не забудь в конце выключить свет.
------------------
Беги пока не поздно, беги не оглядываясь, беги сломя голову, глупец ты не понимаешь в какие черные дела ты суешь свой нос ......
 
ScreаmerДата: Суббота, 04 Апреля 2009, 23:02 | Сообщение # 6
Администратор сайта
Группа: Руководящий состав Клуба.
Сообщений: 39
Награды: 1
Репутация: 6
Статус: Offline
Продолжения следуют............ smile


Делая шаг вперед - убедись не ведет ли дорога назад!
 
CORSARДата: Среда, 22 Апреля 2009, 03:52 | Сообщение # 7
I
Группа: Член клуба.
Сообщений: 10
Награды: 0
Репутация: 1
Статус: Offline
ребят,я рад что смог создать хоть что-то,что зацепило))))прям в восторге))))спасибо вам. буду вас ждать в ЛЕГЕНДЕ во вторник.

P.S. косчтя я тебе принесу как нить свою фото скажи размеры,чтоб на сайте выставить



меня есть 2 и с кем сейчас говорите вы зависит от того.к кому вы обращаетесь
 
GerderДата: Четверг, 08 Октября 2009, 15:06 | Сообщение # 8
III
Группа: Друзья клуба
Сообщений: 51
Награды: 1
Репутация: 8
Статус: Offline
"первая иллюстрация" объяснила все )

[quote=Ankou]xDDDD А почему самое великое творение - тобишь описание данжена не выложено?))[/quote]

а нафига? смотри какой клевый рассказ)))))

пысы: творчество оно должно быть...такое...свободное от всяких условностей....



Знание сила!...а сила есть, ума не надо...
 
Форум КРИ "Легенда" » Творчество » По играм » Чикаго
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright Mirror World by Screamer